Бессмертная трагедия о любви и смерти. Опера «Аида» в МАМТ

Бессмертная трагедия о любви и смерти. Опера «Аида» в МАМТ

Как только начинает звучать увертюра к «Аиде», кажется, что величественнее и прекраснее оперы не найти. Нет, конечно, потом вспоминаешь, что есть еще то и это, легко собираешь свой собственный рейтинг лучших опер, но с первыми тактами «Аиды» забываешь о существовании другой музыки.

Бессмертная трагедия о любви и смерти. Опера «Аида» в МАМТ

«Аида», написанная Верди «на заказ» для празднования окончания строительства Суэцкого канала и открытия Каирского театра в 1871 году, удивительным образом сочетает в себе всё, что только вмещает в себе понятие «опера». И с чего можно начинать «роман с оперой» длиною в жизнь. Крепкая драматургическая основа. Музыка, разобранная на цитаты, – вряд ли есть те, кто хотя бы раз в жизни не слышал «Триумфальный марш» (а если есть сомнения – Google вам в помощь. И сомнений не останется).

Бессмертная трагедия о любви и смерти. Опера «Аида» в МАМТ

Итак, история о любовном треугольнике в Древнем Египте. Амнерис, дочь фиванского царя влюблена в красавца-полководца Радамеса. А он, конечно же, любит другую. Аиду, рабыню Амнерис и, по совместительству, дочь поверженного эфиопского царя. Аида отвечает ему взаимностью, но вот беда – Радамес отправляется в очередной военный поход и, вернувшись с победой, приводит среди пленников отца Аиды, царя Амонасро. Аида мечется меж двух огней, отвергнутая Амнерис лютует, Амонасро требует выведать у Радамеса военную тайну. Тайна раскрыта. Амонасро убит, Радамес приговорен к ужасной смерти – быть погребенным заживо в склепе. Амнерис, страдая от несчастной любви и несправедливости, лишает себя жизни. А где же Аида? Она пробралась накануне тайком в склеп и встречает там своего Радамеса. Так они и умирают, счастливые, в один день (прожив, увы, недолго). Занавес.

Бессмертная трагедия о любви и смерти. Опера «Аида» в МАМТ

Теперь добавьте великолепные оркестровые партии, хор, который как глас народа, то присоединяется к ликованию победителей, то к призывам покарать изменников и врагов, то молит о пощаде. Еще нельзя забыть про удивительной красоты партию Верховной Жрицы – всего несколько минут, но эта завораживающая мелодия и молитвы, обращенные к Великому Пта – думаешь, что красивее разговора с Богом и не существует в музыке.

Бессмертная трагедия о любви и смерти. Опера «Аида» в МАМТ

И конечно, задаешься вопросом: Аида или Амнерис? Нет, симпатии зрителей (и слезы) наверное всё-таки на стороне эфиопской рабыни. Скорее, это вопрос про исполнительниц партий. Вряд ли ошибусь, если скажу, что большинство сопрано в мире мечтает о партии Аиды, а большинство меццо-сопрано – о партии Амнерис. Такие разные, но такие глубокие и яркие. Любовь и долг, между которыми мечется и погибает Аида – становясь пешкой в руках отца и отправившись добровольно на смерть ради любимого. Рабыня, которая сама – царица. Вынужденная скрывать и свое происхождение, и свою любовь. Красиво, лирично, трагично. Но Амнерис! Как не мечтать о такой партии?! Она любит – ее отвергают. Её соперница – рабыня. Амнерис сначала жестко мстит и ненавидит, но в финале, когда жрецы выносят смертный приговор её любимому – проклинает жрецов и богов, так и не сумев спасти Радамеса. Она готова на любые жертвы, она прощает, но увы, поздно. Тогда ничего не остается, как принести себя в жертву.

Бессмертная трагедия о любви и смерти. Опера «Аида» в МАМТ

Наверное, уже понятно, что начав рассказывать про этот шедевр Джузеппе Верди, очень сложно остановиться. Теперь о постановке. Конечно, версий «Аиды» тысячи, это одна из самых исполняемых опер в мире. В МАМТе постановка Петера Штайна, известного немецкого театрального режиссера, идет с 2014 года. Кажется, что Штайн вместе с Ф.Вегербауэром (художник-постановщик) сумели решить весьма сложную задачу, соединить несоединимое: при всем минимализме и геометричности пространства, ограниченном количестве цветов добиться эффекта величественности и масштабности. Оказалось, что не надо одевать всех в золото и строить пирамиды. Что всего одна огромная колонна способна многократно усилить ощущения трагедии и безвыходности положения людей, едва различимых в тени каменного исполина. Черно-белая лестница, по которой мечется вверх-вниз Амнерис. Золотой диск солнца, ослепляющий даже зрителей в зале, «верхний» и «нижний» мир в сцене смерти Радамеса и Аиды – так мало и так много. Плюс костюмы Наны Чекки – странные шапки жрецов, напоминающие о жанре кинофантастики, безупречной классической костюмной красоты наряды Амнерис, диссонирующие с ней и со всем колором Египта цвета костюма Аиды.


В этом спектакле есть гармония – музыки, сцены, света и драмы. Одновременно кинематографично и театрально, традиционно и с заявкой на «режоперу» (так не любимую многими консерваторами). Великая музыка, трагичная и красивая история, яркая запоминающаяся постановка – «Аида» как радость для ценителей и повод полюбить оперу для новичков. Повод убедиться в правоте определения оперы как самого «высокого» жанра.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: