Agkz.ru - игровой новостной портал
Игорь Ясулович: «В наше время звездной болезнью никто не страдал»

Игорь Ясулович: «В наше время звездной болезнью никто не страдал»

«У меня есть и маленькие, и большие роли. Я нисколько не тужу оттого, что мой путь не идет по столбовой дороге», – говорит артист, в фильмографии которого около 200 картин. А со своей женой они 56 лет вместе, в прошлом году справили изумрудную свадьбу.

Игорь Ясулович: «В наше время звездной болезнью никто не страдал»
Фото: Olga Zinovskaya/Legion-Media
Игорь Ясулович

– С будущей супругой нас познакомили наши друзья – Всеволод Абдулов с женой, – делится Игорь Николаевич. – Почему-то Севочка решил, что мы подходим друг другу, так и оказалось. Когда нас представили, у Натальи Юрьевны водился ухажер, но я этого не знал и поэтому ни у кого ее не отбивал. Это произошло в конце августа 1962 года, а через год 25 января мы поженились.

– Не могу не спросить: в чем секрет долголетия вашего брака?
Игорь Ясулович

– Никаких особых секретов нет. Универсальных рецептов, на мой взгляд, вообще не существует. Каждый выстраивает свою жизнь так, как он хочет ее выстроить. Есть люди, которые сходятся, расходятся, находят еще кого-то, снова разбегаются. У нас не было таких ситуаций, когда кто-то говорил: все, хватит, я ухожу! Конечно, без обид не бывает, иногда случаются недоразумения. Важно понимать, что стоит оставить человека в покое, и через некоторое время никто уже и вспомнит, что произошло.

Хороший букет – это не просто какие-то розы

Игорь Ясулович: «В наше время звездной болезнью никто не страдал»
Фото: Persona Stars
– В творчестве вас супруга всегда поддерживала? Хвалит или может замечание сделать?
Игорь Ясулович

– Похвалить похвалит, но и критикует. Это не всегда радостно мне как мужчине слышать – от любимой-то хочется лишь ласковых слов, но очень полезно. В любом деле надо прислушиваться к тому, что вам говорят. Можно с этим соглашаться или нет, но это всегда помогает что-то поправить, изменить.

– Как у вас в плане быта, делите обязанности по дому?
Игорь Ясулович

– Мне важно для профессии не разбухать, поэтому особых разносолов нет. Супруга после окончания исторического факультета МГУ работала искусствоведом в Бахрушинском театральном музее в отделении декорации, преподавала в ГИТИСе и в Школе-студии МХАТ. Времени на готовку у нее не оставалось. Но когда надо было, то готовила очень вкусно. Сейчас она занимается внучкой, проводит с ней все время. А у меня такой образ жизни, что ухожу утром, а возвращаюсь вечером.

– А какие-то романтические подарки жене делаете?
Игорь Ясулович

– На гастролях, если попадается на глаза что-то – перстенек или что-то симпатичное из одежды: блузка, пальтишко, то привозишь в подарок. Когда мы начинали жить вместе, в магазинах мало что было. Но мы со спектаклями приезжали в Ригу или Таллин, и там можно было приобрести вещи в комиссионных магазинах. Например, в Польше покупал альбомы художников, ведь с книгами у нас тоже было не очень хорошо. А иногда шел и собирал хороший букет цветов – не просто какие-то розы.

Тайна фамилии – в царских орлах

Игорь Ясулович: «В наше время звездной болезнью никто не страдал»
Фото: личный архив Игоря Ясуловича
– Трепетное отношение к семье в вас воспитали с младых ногтей?
Игорь Ясулович

– Да, в этом плане мне повезло. Отец мой, Николай Иванович, служил военно-морским офицером, инженер-капитаном первого ранга на Черном море, Балтийском, в морских флотилиях. Поэтому мы с семьей разъезжали по городам и весям. Ни к театру, ни к кино никакого отношения не имели, за исключением того, что когда жили в Измаиле (райцентр в Одесской области. – Прим. «Антенны»), там только основали театр, который мы с удовольствием посещали. Если мне не изменяет память, папа даже в чем-то помог артистам, которые ставили спектакль по морской тематике и обратились к нему за советом.

– Брал вас с собою в плавание?
Игорь Ясулович

– Нет, никогда. Однажды только взял меня с собой на корабль. В Измаиле он значился начальником техотдела Дунайской флотилии. Я был совсем маленьким и подробностей не помню, только картинку, как мы с папой по трапу поднимаемся и ему отдает честь дежурный и рапортует. Было лето, и все офицеры в белых кителях и золотых погонах – смотрелось очень красиво.

– Такая необычная и благозвучная фамилия Ясулович вам досталась от папы?
Игорь Ясулович

– Да, но что она значит, я не знаю. О своих корнях отец ничего не говорил, да в те времена не очень об этом распространялись. Помню только, когда папа служил в Баку, к нам зашел человек из части и обратил внимание на белое полотенце, на котором был вышит сюжет с царскими орлами. А это был подарок моей маме от ее мамы, и тогда это вызвало некое напряжение. Матушку мою звали Анна Алексеевна. Она была домохозяйкой, хотя и окончила техникум. С нашими постоянными переездами у нее не получалось работать. Надо было воспитывать детей – меня и старшего брата Бориса. Он сейчас на пенсии. А до этого работал инженером-корабелом, пошел в отца.

Игорь Ясулович: «В наше время звездной болезнью никто не страдал»
Фото: личный архив Игоря Ясуловича
– Какое у вас самое яркое детское воспоминание?
Игорь Ясулович

– Пионерский лагерь и теплоход «Грузия» с бассейном, в котором можно было купаться. Измаил, где я рос, городок небольшой, и вся мальчишеская жизнь проходила на улице. Играли с друзьями в прятки, казаки-разбойники, футбол. В отличие от сегодняшних дней на улицу можно было выходить совершенно свободно, без присмотра. Автомобильного движения почти не было. Мальчишеские ватаги носились по дворам, иногда добегая до Дуная. Лазили по крепости, которую штурмовал еще Суворов. Потом отца перевели в Таллин, где в школе организовали драматический кружок, которым руководил артист таллинского Русского драматического театра Иван Данилович Россомахин. И этот кружок был особенным местом, куда хотелось приходить, встречаться с ребятами, репетировать. Тогда мы учились раздельно – наша 32-я школа была мужская, а из 19-й женской в кружок приходили девушки, что также было привлекающим фактором.

– Как вам раздельное обучение, какие плюсы и минусы в этой системе?
Игорь Ясулович

– Я не знаю, почему было введено раздельное обучение и почему оно так долго сохранялось. Смешанные школы более естественны. Они воспитывают нормальные человеческие отношения. Все равно дети до определенного момента не задумываются о щекотливых делах, а когда приходит время, какая разница, где это возникнет – в школе или во дворе? Все равно мы все праздники проводили вместе, танцевали. Перекосы были и в обратную сторону, особенно на этих танцах. Если ты брал девушку за руки и начинал ее кружить в рок-н-рольных па, то подходил дежурный учитель и говорил, чтобы вели себя прилично и танцевали правильно – внимание! – прижимаясь. Хотя сама музыка подводила вас к этим движениям, заставляла тело двигаться и отпускать партнершу из рук. И это все было довольно спортивно. А тут нам говорили: не, поближе давайте прижмитесь друг к другу. В наше время все было очень просто. Раз-два-три, раз-два-три – это вальс. Раз – раз-два, раз – раз-два – это танго. Так и танцевали, следя за руками и ногами. Был еще один волнующий момент, которого ждали с нетерпением, – белый танец. С замиранием сердца смотрели, кто тебя пригласит и та ли тебя пригласит. Кто-то и меня приглашал.

Неважно, что я значился последним в титрах

Игорь Ясулович: «В наше время звездной болезнью никто не страдал»
Фото: кадр из фильма «12 стульев»
– С вами в том театральном кружке учился Владимир Коренев…
Игорь Ясулович

– Да, который позже сыграл в «Человеке-амфибии». Потом он поступил в Москве в ГИТИС. И когда я приехал тоже поступать, он очень тепло меня принял, поддерживал советом, делился собственным опытом. В этом же кружке занимался Виталий Коняев, приходила Лариса Лужина. Я поступил во ВГИК, а ее заметили, пригласили сниматься в кино, и она уже позже пришла на курс Сергея Герасимова. Так мы встретились снова. Я попал в институт, когда заканчивался так называемый период малокартинья. Снимали редко. А потом наступила оттепель и пришли молодые, замечательные режиссеры, у которых за плечами был фронт, которые знали, с чем они приходят в кино, что они хотят сказать. Вот Алексей Баталов был именно тем человеком, в котором воплощались лучшие черты.

– Он играл главную роль в картине «Девять дней одного года», ставшей вашим дебютом в кино. Каким вы запомнили Алексея Владимировича?
Игорь Ясулович

– Я тогда был его студентом, и было великим счастьем, что меня взяли на небольшой эпизод. Баталов играл физика-ядерщика Дмитрия Гусева, а я – одного из молодых физиков. Но не было такого: вот пришел великий корифей, и он сейчас будет играть. Звездной болезнью у нас никто не страдал. Ты партнерствуешь на площадке. Молодые актеры, которые сегодня сыграли в каком-то проходном сериале и зазвездились, эти проблемы от недостатка воспитания, ума. Как сказал Пушкин: «Что слава? – Яркая заплата на ветхом рубище певца». И было совершенно не важно, что я значился последним в титрах, не играло никакой роли, на «Б» ты или на «Я». Главное – делать свое дело с удовольствием, честно. Довольствоваться тем, что есть, и никого не расталкивать локтями. Я тут смотрел недавно «Волка с Уолл-стрит». И сравниваю Лео Ди Каприо с ним же молодым, и вижу, как человек в профессии вырос со времен «Титаника». Это вызывает уважение. Видно, что он серьезный артист, что не только за харизму его любить можно. Он действительно заслужил «Оскара».

– Что еще впечатлило из недавно увиденного?
Игорь Ясулович

– На мой взгляд, сегодняшние произведения нельзя сравнить с тем, что было. По-другому работали, по-другому снимали, другое интересовало. Например, «Дорогой мой человек» с Баталовым – оторваться невозможно от того, как существует человек в кадре. И кино делали люди, пришедшие в него, не только потому, что им нравилось камеру в руках держать. Если ты это выбрал своей профессией, значит, что-то тебя волнует, в чем-то ты хочешь разобраться. Когда прикасаешься к хорошей глубокой драматургии, то, играя ее, понимаешь, что она неисчерпаема.

Игорь Ясулович: «В наше время звездной болезнью никто не страдал»
Фото: Екатерина Цветкова/PhotoXPress.ru

И большая роль может оказаться мукой

– Родные не отвлекают от погружения в роли? Настоящему творцу требуется порой одиночество?
Игорь Ясулович

– Мы живем вместе с моей супругой, сыном и его женой. Кто-то считает, что нужно разъехаться и не давить. Мол, человек вырастает и идет своим путем. А у нас получилось так. Я уехал поступать в 16 лет и с тех пор жил вне дома. Когда мы продали городскую квартиру и переехали в таун-хаус (малоэтажный дом с отдельными входами. – Прим. «Антенны»), то у сына Алексея там появилось собственное пространство. Так что мы живем вместе, но в то же время отдельно. В доме три этажа: первый – это кухня-столовая, второй – наше пространство с женой, спальня и гостиная. А на третьем живут Алеша с женой Ксюшей и дочкой Глафирой. Ей 12, ходит в музыкальную школу по классу фортепиано. Способная, музыкальная девочка. Невестка работает в ГИТИСе деканом факультета, где учат художников. Алексей – режиссер, продюсер, снимает, монтирует. Ездил в детский лагерь в Геленджик, учил детей снимать кино. Вторая внучка, Верочка, которой 24 года, закончила продюсерский факультет в ГИТИСе. Она сейчас в Питере, выстраивает свою жизнь. Замужем, супруга зовут Саша.

– У вас огромная фильмография. А как вы относитесь к тому, что вас называют королем эпизода?
Игорь Ясулович

– Это неправильно: у меня есть и маленькие, и большие роли. Я нисколько не тужу оттого, что мой путь не идет по столбовой дороге. Если нет у персонажа человеческого начала, болевых точек, которые ты можешь нащупать, то и большая роль в таком случае становится мукой. Как-то мне всегда везло на интересные предложения. Не всегда все получалось, но тем не менее…

– Одна из ваших самых знаменитых ролей – инженер Щукин в «Двенадцати стульях», оказавшийся в мыле на лестничной площадке. Вы сами смеялись, когда снимали этот эпизод?
Игорь Ясулович

– Зрители смеялись, а я делал свою работу. Нам нужно было очень четко продумать, как и что делать. Гримеры навели пену. Сцену мы проходили много раз, все выверяли, оператор ставил свет. А потом сняли за два-три дубля. Я играл абсолютно голый, все скрыла качественная пена Мосфильма! Никому смешно не было. Возможно, подсознательно срабатывала мысль: хорошо, что это не я там оказался.

Спорим, вы не знали, что…

У Игоря Ясуловича есть коллекция старинной одежды, в которой он выходит на сцену.

Игорь Ясулович: «В наше время звездной болезнью никто не страдал»
Фото: кадр из фильма

Досье

Родился: 24 сентября 1941 года в с. Рейнсфельд Куйбышевской (ныне Самарской) области.

Образование: в 1962 году окончил актерский, в 1974 году – режиссерский факультеты ВГИКа.

Карьера: сыграл более чем в 170 фильмах (среди них «Девять дней одного года», «Айболит-66», «Майор Вихрь», «Золотой теленок», «Бриллиантовая рука», «Двенадцать стульев», «31 июня», «Тот самый Мюнхгаузен», «Однажды двадцать лет спустя», «Мэри Поппинс, до свидания!», «Гостья из будущего», «Самая обаятельная и привлекательная», «Гардемарины, вперед!», «Д. Д. Д. Досье детектива Дубровского», «Кровавая барыня»), озвучил более 30 отечественных и 50 зарубежных фильмов и мультфильмов (среди них Арамис в «Д’Артаньяне и трех мушкетерах», Обвинитель в «Десяти негритятах», Ворона в «Хитрой вороне», король Гарольд в «Шреке-2», отец Вито Корнелиус в «Пятом элементе», Астерикс в «Астериксе против Цезаря»), пять видеоигр (среди них – Total War: Warhammer) и одну аудиокнигу («Смерть Ахиллеса» Бориса Акунина). С 1962 года – актер Экспериментального театра-студии пантомимы («Эктемим»), в 1964–1994 годах – Театра-студии киноактера, с 1994 года – Московского ТЮЗа. Народный артист России.

Семья: женат с 1963 года на искусствоведе и сценографе Наталье Егоровой. Сын – актер и режиссер Алексей Ясулович (52 года). Внучки: Вера (24 года) и Глафира (12 лет).