Agkz.ru - игровой новостной портал
Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

Сергей Полунин и его команда не такие частые гости московской сцены, поэтому в прошедшие выходные даже погода не помешала ценителям балета поехать в Клин на выступление известного артиста балета.

Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

Оба балета созданы хореографом Юкой Ойши под вдохновением от дневника и творчества Вацлава Нижинского. Рискованно браться за такой феномен, потому что необходимо создать безукоризненный танец и с хореографической точки зрения, и с исполнительской – понять, почувствовать Нижинского, разгадать, ощутить связь с ним.

Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

Балеты «PARADOX» и «SACRÉ» – две половинки одного целого, которые разделять не стоит, потому что в единении скрывается сила. Это не биография, это чувства, эмоции, переживания Нижинского (и, кажется, самих исполнителей).

Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

В «PARADOX» два танцовщика – Алексей Любимов и Дежан Коларов. Интерпретировать их можно как две грани одной личности – светлую и тёмную стороны, либо же как двух разных людей – Дягилева и Нижинского. На сцене то борьба, то слияние. Ведущая партия переходит от одного артиста к другому, при этом каждый раскрашивает свой танец различными оттенками и делает его многогранным. То побеждает черное, то белое; один засыпает – другой выходит в пятно света и руководит жизнью. Но когда они сливаются воедино, происходит настоящее волшебство.

Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

Плавный хореографический рисунок, прерывающийся дьявольскими нотами, нежность и грубость, любовь и ненависть – всё сплетается и будто оковывает танцовщиков, практически лишая свободы, при этом не запрещая ничего. Даже музыка здесь диаметрально противоположная – Шопен и Стравинский. Кажется, что это борьба личностей, живущих в голове Нижинского, между которыми в какой-то момент достигнуто перемирие (или полный разлад) – и на сцене появляется основная личность – Нижинский в исполнении Сергея Полунина (балет «SACRÉ»).

Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

Звучит гениальная музыка «Весны священной» Стравинского, исполнитель загнан в круг из опавших листьев, под которыми скрывается то, что погубит его. Полунин здесь не просто перевоплощается в Нижинского, он будто общается с ним каким-то неведомым способом. Говорит через своё тело его языком, при этом не подражая, а именно проживая. Он безумный, чувствительный, каждая нота сложной музыки, кажется, проходит больным импульсом через тело. Для него не существует ничего вокруг, кроме круга сцены, таящей опасность.

Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

«Весна священная» Нижинского проходит лейтмотивом через весь балет, но вот танцовщик провёл нежно по телу рукой – и перед нами «Послеполуденный отдых Фавна», вот вырвался вперёд испуганный и загнанный взгляд – и перед зрителями «Петрушка», вот локоть взмывает над головой – «Видение Розы». В круговороте балетов есть и дягилевский период и то, что было до – например, па-де-де Голубой птицы из «Спящей красавицы» – Полунин взлетает ввысь, застывает там, и хочется, чтобы он летал снова и снова. Смешивается балет и жизнь, разум и безумие, счастье и боль. Герой ходит по лезвию ножа на краю пропасти – и в итоге падает в смерть, душит себя своей же кровеносной системой (ну или что значит этот красный канат, скрывавшийся в листьях).

Сергей Полунин и его команда в балетах «PARADOX» и «SACRÉ». Безумие во плоти

Но вот на сцене снова появляется черное и белое, губящие и спорящие личности, они ласково пытаются вернуть к жизни погибшего Нижинского под нежные звуки рояля, трио сливается, живёт, а потом растворяется вдали. Хочется протянуть руку, вернуть их, но они уходят, и остаются лишь ощущения на кончиках пальцев…


P.S. Музыка Стравинского и Сергей Полунин требуют огромного масштаба хореографии. К сожалению, в «SACRÉ» этот масштаб не достигается. При неплохом наборе отдельных моментов балет кажется не самым сильным. Периодически Сергей, кажется, разбивает заданную хореографию вдребезги, добавляя что-то своё, дополняя рисунок, но всё равно это – не его уровень. Полунин – танцовщик такого масштаба, каких один на тысячи, у него феноменальная энергетика, чувственность и техника. Хочется видеть его в классических партиях или даже в современных, но мощных. Таких, в которых не теряется ни единой капли его таланта.

Комментировать